10:26 

ФБ 2017

*ШумелкаМышь*
Восхитительный треш
Название: Пастырь
Автор:*ШумелКа Мышь*
Бета: Приручившая стихию
Размер: мини, 1773 слов
Пейринг/Персонажи: Рик Граймс, Карл Граймс, Дэрил Диксон, Саша Уильямс , ходячий
Категория: джен
Жанр: драма, ангст
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: смерть персонажей
Краткое содержание: Некто неизвестный одного за другим убивает членов группы Рика
Использован отрывок из песни "Маленькая овечка"

— Мы все умрем, — заключила Саша.

Она стояла на вершине холма, пытаясь отвести взгляд от омерзительного и вместе с тем завораживающего зрелища. Дэрил, Рик и Морган уже спускались по песчаной насыпи, а она все не могла найти в себе сил шевельнуться. Как будто некто удерживал ее руки и ноги, лишая возможности двигаться.

Тело Абрахама, белое, покрытое рыжими волосами, казалось чем-то, что не могло принадлежать человеку. Рыхлое, с неестественно вывернутыми конечностями и лишенным всякого выражения лицом. И разрез на животе, открывающий взгляду человеческое нутро. С такого расстояния было сложно разглядеть, но Саше казалось, что убийца выскоблил бывшего сержанта очень тщательно. Так, чтобы труп стал напоминать пустой кожаный мешок. Кишки, желудок, печень и прочее были кучей свалены рядом. Огромной горой, которая, казалось, никак не могла поместиться в человеке. Даже в таком, как Абрахам.

— Этот ублюдок словно издевается над нами, — Дэрил остановился в паре метров от тела и присел на корточки, пытаясь прочитать следы. — Кем нужно быть, чтобы уложить здорового мужика без всякой попытки сопротивления с его стороны? Гребаным великаном?

— Кем нужно быть, чтобы убить Кэрол, Гленна, Мишонн и остальных? — Голос Рика дрожал, словно шериф пытался сдержать слезы. — Чтобы регулярно убивать одного из нас и глумиться над трупами так, как не придет в голову ни одному психопату? Восемь человек за неполный месяц! И мы все это время лишь мечемся в панике, как слепые котята, вместо того, чтобы выбить ему мозги!

Это прозвучало как обвинение, но никто и не думал оправдываться. Все слова были сказаны давно, еще после смерти Мэгги. Как оказалось, первой, в длинной череде.

Тогда белый от ужаса Гленн тащил жену на руках через лес, полный ходячих, до лагеря. А после просто сидел в ступоре у могилы, не реагируя ни на кого несколько дней подряд. И даже не повернул головы, когда рядом похоронили Кэрол. Возможно, он бы оправился от утраты или умер от голода, но неизвестный решил не упускать шанса расправиться со столь беззащитной жертвой.

Иисуса нашли в церкви, распятым на полу. Кэрол — на кухне. В холодильнике, духовке и раковине. Мишонн — в кровати с надкушенным яблоком в руках. Юджина — прямо посреди главной улицы Александрии. Розиту — в ветвях дерева за чертой города. Тобина — в автомобиле.

Каждый раз жертва и ее местонахождение оказывались для выживших неожиданностью. Каждый раз тело или его части обнаруживали лишь спустя какое-то время. И каждый раз никто ничего не видел. Не помогли круглосуточные дежурства, переселение в один дом и пристальное наблюдение друг за другом. Убийца был невидим и неслышим. Он умудрялся тратить много времени на расчленение и перетаскивание тел, оставаясь при этом незаметным. Словно был призраком.

Или опытным маньяком.

Рик лично допросил каждого выжившего, вместе с Дэрилом осмотрел все оружие и требовал почасовых отчетов о прошедшем дне. Он подозревал всех, даже уже убитых и ходячих, видел собственную смерть в кошмарах, но не мог хоть на чуть-чуть приблизиться к разгадке.

Рик привык терять близких. Он пережил смерть жены, друзей, любимой женщины, но не представлял, что с ним будет, если однажды на порог его дома принесут тело Карла или Джудит. От одной мысли об этом горло сжимало спазмом, а в глазах темнело от ужаса. И теперь, глядя на то, что осталось от Абрахама, он изо всех сил стремился вернуться в лагерь. Чтобы убедиться, что его дети живы.

Потому на обратном пути они не задерживались. Рик едва ли не бежал, торопясь обнять сына и дочь, Дэрил в который раз высказывал свое мнение об этой ситуации, Морган о чем-то напряженно размышлял... Саша плелась в хвосте, мало обращая внимания на происходящее вокруг.
В этот день выжившие потеряли одного члена команды.

* * *


Четверо.

Рик сидел у стены, крепко прижимая к себе Джудит, и с трудом сдерживал слезы. Он совершил ошибку, позволив чувствам взять верх над разумом и опытом. Не увидел лжи и несостыковок, проигнорировал мелкие детали, забыл все, чему научился за время службы в полиции. Их осталось всего четверо, и один из них сейчас сидел напротив, сжимая в руке пистолет.

— Ты же понимаешь, что мне сегодня придется убить Карла? Не потому, что я этого хочу, — Дэрил пожал плечами, словно для него это ничего не значило. — Просто так надо.

— Я прошу тебя... — из разбитой губы вновь потекла кровь, но Рик не обратил на это внимания. — Мы сможем найти какой-то выход... Дэрил, он же мой сын...

— Он должен умереть. Как умерли остальные. И если ты вздумаешь мешать мне...

— Чего ты этим добиваешься? Думаешь, что спасешь нас от смерти? Вокруг полно ходячих, а у меня сломана нога и младенец на руках. Даже если мы сможем вырваться из города, то наши шансы будут минимальны. Ты можешь уйти один, прибиться к какой-нибудь группе, выжить! Мы не будем тебе препятствовать. Только не трогай его, пожалуйста.

Рик действительно был готов умолять, но на Дэрила эта пылкая речь не произвела впечатления. Словно его голова была занята другими мыслями. Например, как убить Карла. Руки дрожали, а в глубине потемневших глаз мелькало затаенное безумие. Возможно, оно было там всегда, просто Рик так устал от всего происходящего, что просто не заметил этого. Не связал ожерелье из ушей ходячих, рассказы о тяжелом детстве и брата, способного отрезать себе руку, в единое целое. Предпочел верить в созданный образ друга, готового всегда прикрыть спину. Друга, который теперь собирался убить его сына.

Мысли в голове плясали канкан, желудок крутило от голода, но краем взгляда удалось уловить движение в темноте коридора и даже успеть порадоваться, что в свое время Карл научился передвигаться практически бесшумно. К счастью, Дэрил не смотрел в ту сторону, полностью сосредоточившись на собеседнике. Рику оставалось только удерживать его внимание на себе.

— Мне казалось, что ты никогда не любил убивать людей, — с появлением новой задачи говорить стало легче. Можно было избрать любую тактику, затронуть чувства, проблемы и переживания. Бить в самые слабые места, вскрывать старые раны. Благо, теперь бояться было нечего. — Я же помню, как ты переживал смерть Бэт. Как оплакивал своего брата. Неужели только то, что причиной их гибели был не ты, что-то изменило? Неужели ты сможешь вот так спокойно убить человека, прошедшего с тобой через Вудбери? Того, с кем ты стоял спиной к спине? С кем ты делил пищу?

— О, я буду переживать, — усмехнулся Дэрил, — возможно, даже всплакну. Ведь я люблю Карла. Но я также любил Кэрол, Мэгги, Юджина... всех их.

— Но сейчас у тебя остались только мы. Если ты убьешь его, то потеряешь еще одного дорогого человека.

— Он давно перестал быть...

Похоже, Джудит привыкла к звукам выстрелов и виду крови. Во всяком случае, она лишь недовольно поморщилась, когда горячая капля попала ей на щеку. И продолжила с любопытством смотреть на отца, тихонько гугукая.

То же выражение было и у Карла. Как будто оба ребенка увидели нечто новое и теперь изо всех сил стремились изучить это со всех сторон. Возможно, прикидывали, что же делать дальше, или оценивали возможности Рика.

— Пистолет все делает проще, — Карл присел рядом с телом Дэрила, разглядывая развороченный череп. — Но не таким интересным.

Что ответить на это глубокомысленное, Рик не придумал, а потому предпочел промолчать. К счастью, Карлу не требовался собеседник. Только слушатель.

— Я ничего не понял, когда убил Шона. Ты же помнишь, как это было? Но думаю, я уже тогда начал свой путь. Стал пастырем, ведущим овец дорогой смерти. А потом была мама. Знаешь, выстрелить ей в голову и оставить на съедение ходячим... легко повредиться умом. Но и тогда истина была еще недоступна мне, скрытая во мраке твоих убеждений и заветов. А потом, на том самом парне, я ощутил, насколько мне нравится убивать. Живых. Нравится видеть, как стекленеют их глаза, как они становятся безвольными и послушными. И позволяют мне делать с ними все, что угодно. Никаких запретов, никаких ограничений. Я был тем, кто указывал им верный путь. Тем, кто прокладывал для них дорогу сквозь пространство и время к конечной точке. Туда, где все вы снова соберетесь вместе. И это было здорово!

Но знаешь что, пап? Ни один из вас даже не успевал понять, что происходит, прежде чем оказывался трупом! Разве что Дэрил... Хотя, сейчас он уже ничего не может сделать. Только лежать здесь и гнить.

— Но зачем ты делал все это с телами? Ты же мог попасться...

— ДА ПОТОМУ ЧТО ТАКОВ МОЙ ПУТЬ!!! Черт, пап, ты же всю жизнь командуешь людьми! Ты знаешь, каково это — чувствовать власть над ними. И знаешь, что нужно указывать им верное направление. Подсказать, что по ту сторону нет боли, страданий, голода. Все останется здесь. Правда, когда вы начали эти дежурства и обходы, стало сложнее. Я вынужден был торопиться! И ты видел, к чему это привело! Чертова Моргана пришлось всего лишь кастрировать! А у меня были такие планы на него!..

— Ты пугаешь Джудит, — укоризненно заметил Рик и принялся укачивать хныкающую дочь.

— Прости.

Карл подошел ближе и сел рядом с отцом. Как будто все было нормально. Как будто мальчишка не перебил с удивительной легкостью взрослых людей, побывавших не в одной мясорубке. Но страха, как ни странно, Рик не испытывал. Беспокойство за детей, панические поиски убийцы, подозрения, домыслы, догадки — все ушло, словно сердце больше не могло чувствовать. Осталось только тупое равнодушие.

— Ты будешь у меня особенным, пап, - тихо проговорил Карл. Тем самым тоном, которым рассказывал свои детские секреты еще в той, мирной жизни. — Я никогда раньше не убивал двоих в один день. Вы с Дэрилом и после смерти останетесь вместе. Я думаю связать ваши кишки. Хочешь, я даже промою их — у меня будет достаточно времени, а в баке еще много воды. Только тогда придется сначала вынуть их из ваших животов, а потом вложить обратно... или лучше обвязать их вокруг, как думаешь? Вы будете лежать, глядя друг на друга мертвыми глазами. И тогда ты, наконец-то, скажешь ему все.

— А Джудит? Что ты сделаешь с ней?

— Ничего. Она будет послушной девочкой. Будет выполнять мои приказы... И со временем станет моим помощником. Мы пройдем с ней на север, а после — на юг, указывая путь заблудшим душам.

Нужно было сказать ему, что это плохой план. Двое детей, один из которых даже разговаривать не умеет, просто не выживут в полном ходячих мире. Что будут болезни, нехватка еды, оголодавшие и отчаявшиеся найти спасение люди, готовые убить любого за банку консервов. Рик не мог желать подобного для дочери и сына. Но в данный момент ему было уже плевать на все. Словно он давно умер и теперь смотрит на мир сквозь призму остекленевших глаз.

Потому он промолчал.

* * *


— Хэй, малышка, не реви, — ласково стер кровь с щеки сестры Карл. — Я позабочусь о тебе. Поверь, нам будет здорово вместе!

Он все-таки изменил решение относительно отца и Дэрила. И оставил их тела почти не тронутыми. Только уложил в имитирующую объятия позу. В надежде, что теперь-то они выскажут друг другу все.

А сам, подхватив оружие и сумку с припасами, отправился прочь от Александрии.

— Хочешь, я спою тебе песенку? Ты только успокойся... «По горам высоким пастырь мой идет, узкою тропою овец за собой ведет...»

@темы: текст, ФБ, The Walking Dead

URL
   

ШумелКаМышь

главная